Поиск по магазинам Поиск по аукциону Поиск зачарований Калькулятор алхимика Калькулятор кузнеца Сравнение персонажей
calc epic1  calc mif1 runs Карта окрестностей

История одного инквизитора

Сегодня, в этот знаменательный день, можно поведать историю с самого начала. Я не думал, что она получится такой длинной, ещё никогда я не попадал в мир на такой большой срок. Но теперь, похоже, я нашёл свой дом. И здесь мне предстоит встретить свою смерть, либо от доблестного воина, либо, не дай Бог от какой-нибудь болезни или старости.

А началось всё, около десяти лет назад, когда мой сон вдруг прервался. Это было необычно, потому что если уж я сплю, то делаю это основательно и просыпаюсь лишь с рассветом. Но тогда всё было не так. Странный ветер обдувал меня, ерошил волосы и… мне стало холодно.
Тело оказалось голым, не считая небольшой набедренной повязки, из шкуры какого-то непонятного животного. Всё вокруг так и сияло.

-Неужели я умер? – чуть слышно прошептали побелевшие губы.

-Нет, дитя моё, - раздался из-за спины спокойный голос, - Наоборот, ты родился. На небольшом белом облаке, стоял приземистый, старичок с длинной седой бородой, но больше на его голове не было ни единой волосинки. Руки лежали на посохе, который непостижимым образом упирался в призрачную ткань облака.

-Кто ты? – Спросил я, пытаясь подняться на ноги. Только тогда стало ясно, что сияние вокруг – солнечный свет, разбиваемый толстым слоем перистых облаков. И под ногам оказалось не что иное, как облако и я, предпочёл, пока не вставать.

-Я – Дух, Дух Наставника, всего лишь видение, которому поручены высшими силами следить за такими новичками как ты, друг мой. Я встречаю вас и провожаю в мир реальный, - он провёл рукой по бороде и сиреневые полы его мантии всколыхнулись, а под ними я не увидел ничего, ни кожи, ни плоти… Он обернулся и сказал: - Можешь встать на ноги, ты никуда не провалишься. Да, я вижу, тебе пить хочется, иди присять, а я пока поведаю тебе историю этого мира.

Облако всколыхнулось и преобразовалось в большое кресло, рядом с которым уже стояла табуретка. Вода была чудесна. Такой вкусной и свежей, я ещё никогда не пробовал, хотя доброму вину, она и уступала, но выбирать не приходилось. Время шло медленно, словно всё вокруг замерло, не двигались больше облака, не переливались солнечные лучи. Только колыхавшиеся завитушки из пуха на вороте мантии Наставника говорили о том, что со временем всё в порядке.

-Давным-давно, - начал наставник и я погрузился в лёгкую дрёму, кресло удобно обхватило меня тёплыми, словно шерсть руками и поглотило, перед глазами стали проплывать странные картины. Тут были и войны, и раздор, и любовь и ненависть, даже сотворение всего из ничего. И свержение старых богов, и запустение мира, и пришествие новых богов…



Когда Он очнулся, то чувствовал себя свежим, бодрым и готовым на свершение подвигов. Облака бежали, как бешеные, унося Обитель наставника куда-то в сторону гор. На земле было не так холодно, но всё равно единственным предметом его гардероба являлись шерстяные шорты. Зато, в кармашке слева позвякивало двадцать Серебрянников, видимо, Дух наставника вручил, а рядом на земле валялся новёхонький меч.

-Да, это тебе не укротитель нечисти, - поднимая оружие, сказал Он. Маленький, но острый, он скорее походил на кинжал.

Вокруг гудела толпа. Как ни странно, Он находился на огромной площади, которую можно было назвать торговой, если не считать больших, окруживших её зданий. По центру, огромный Колизеем возвышалась Арена, из её дверей слышался звон оружия и крики поверженных бойцов.

Слева от арены стоял маленький магазинчик с кучей окон, видимо, местный торговец любит свет, или просто боится нечисти. Дале влево стояло здание, на котором висели большие буквы на незнакомом языке, но по звукам стало ясно, что это таверна. Справа от арены находился банк, туда стояла небольшая очередь на вход, в основном, как он предположил, шахтёры, потому что они несли большие мешки за плечами, а за поясом были заткнуты разного рода кирки. Ну и в конце площади, стояло здание с большими игральными костями на крыше. Из него периодически выходили люди в таких же мохнатых трусах, как и он сам, только сокрушаясь, колотя себя по голове и приговаривая какие-то гадости про мухлёжь крупье.

Решив не мудрствовать лукаво, Он перехватил меч поудобнее и направился к дверям арены. Тяжёлые створки гигантских дверей чуть скрипнули, когда он облокотился о них, пытаясь рассмотреть, что же происходит внутри. Центральный зал был небольшим. Там стояло несколько человек, одетых в доспехи, или только в части доспехов, а так же двое, явно из городской стражи. Этих всегда можно узнать по их выправке и наглому надменному виду.

Перед тем как кинуть его на землю, Дух Наставника велел провести хотя бы один бой. Он решил пройтись по залу и поискать себе соперников. Размеры внушали уважение к архитекторам. Всё просто сверкало чистотой, а по сторонам света стояли изваяния воинов, одетых в странные доспехи, как позже Он узнал, это был Экзотический комплект, который был очень редок, и потому ценился особенно сильно.

Из основного зала был выход в четыре зала, каждый из которых был красоты необыкновенной. Правда и войны там стояли те ещё, не побить, ни поцарапать. Пришлось искать кого помельче, а нашлась только мышь. Правда, этот экземпляр был заметно больше обычных, примерно с собаку размером. Она сначала пятилась, когда Он пытался подойти к ней поближе, а потом внезапно бросилась в атаку.

Пытаясь сохранять самообладание, Он увернулся от атаки. Мышь пролетела мимо, а разозлившийся воин послал ей вдогонку смачный пинок. Животное с грохотом шмякнулось о каменный пол и, по инерции, доехала до стены. Пытаясь опомниться, она едва не пропустила выпад меча, но вовремя отскочила, клинок лишь слегка оцарапал лапу.

А Он почувствовал вкус крови и стал размахивать мечом, пытаясь попасть по бедной мыши, которая только и успевала, что отпрыгивать от ударов, которые оставляли в полу глубокие вмятины. Мышь ещё раз кувырнулась, а потом, резко перекрутившись, успела ухватить зубами ногу воина. Тот даже не повёл бровью.

Бой продолжался около десяти минут. Трусливая мышь постоянно пыталась улизнуть и исподтишка куснуть воина за оголённый корпус, а тот всё больше распаляясь пустил в ход ноги, пытаясь пнуть увёртливое животное. В конце концов, меч нашёл свой цель. В очередной раз мышь попыталась прыгнуть и уйти от удара, но зацепилась лапкой за выщерблину в полу и упала. Тут же меч пронзил её насквозь, пробив сердце. Кровь фонтаном ударила во все стороны, окропляя пол, стены и довольного воина.

В этот день под его меч попала ещё ни одна мышь и вечером, когда он усталый, исцарапанный, но очень довольный собой, вышел в холл, его встретил один из охранников и сказал:

-Приветствую тебя. Я – начальник охраны. Мне нужна помощь, а все эти охламоны только и знают, что мечом махать, да матом орать. А мне нужен человек сообразительный.

-Я слушаю тебя, - ответил Он, - хотя я очень устал, и надеюсь, что мне не придётся делать что-то уж слишком серьёзное.

-Нет, что ты. Мне просто надо кое-что узнать. Понимаешь, в баре происходят какие-то странные вещи. Сначала, Мартин жалуется, что у него пропадает выпивка, а потом все наши тренера-орки как один спиваются. И никто не признаётся, кто крадёт пойло из бара… мне нужно, чтоб ты проследил и доложил мне.

-Я постараюсь помочь.

Он согласился, но решил повременить с обещанием и всё же, несколько передохнуть. Выйдя на Главную Площадь, он спросил у одного из торговцев, где можно найти пристанище на ночь. Оказалось, что на одной из примыкающих улиц стоит отель, а за ним начинается клановый бульвар.

-Главное – не ошибись и не попади на площадь правосудия! – Уверял торгаш, - Там нельзя появляться позже одиннадцати вечера, тем более в нижнем белье!

Поблагодарив его, воин направился в указанном направлении. И, как следовало ожидать, промахнулся поворотом и вышел на странную площадь. И почему это называлось площадью, он так же понять не мог – тонкая, мощёная грубым камнем дорожка, которая шла прямо к высокому строению, эдакому бастиону.

Солнце уже давно село и на домах стали зажигать фонари. Их было великое множество. Но тут было темно. Решив проиграться с судьбой, он пошёл прямо, немного свернув с дороги на зелёный луг, потому что по мостовой двигались две фигуры с факелами наперевес.

На поле стояло какое-то странное высокое сооружение. Он даже сразу не понял что это. Однако, подойдя поближе и почувствовав страшный смрад и увидев невысокий помост, стало ясно, что это – виселица. Причём в петлях болтались три человека, повешенных недавно. Сдерживая приступ рвоты, он побежал в сторону горящих факелов.

Но едва свет выхватил его тощую фигуру из ночи, как в воздухе словно появилась стена. Он ударился об неё со всего размаху и повис, удерживаемый неведомой силой. Едва дыша и отплёвываясь кровью, воин пытался шевелиться, но ничего не получалось. Невидимая сила сжимала его всё сильнее, а фигуры тихо посмеивались.

-Это кто тут такой бродит по ночам? А? – послышался голос у самого уха. Он хотел ответить, но не получилось, весь воздух вышел из лёгких. – Можешь не стараться, я всё равно вижу, что ты хочешь сказать, - фигура подошла ближе и присела на корточки, поправляя шлем, - Да, ты правильно угадал, мы – инквизиторы. И на этой площади действует комендантский час, а ты – его нарушил. И теперь тебя придётся бросить в темницу.

Всё вокруг покраснело. Но это не мир озарился новыми красками, это давление воздуха стало настолько сильным, что буквально выдавливало из Него воздух. Раздался тихий хруст, и рёбра под давлением сломались, воин приготовился к худшему.

-Тише ты, паренька совсем раздавишь, - вторая фигура, повыше подошла сзади к первой и дала сильную затрещину. Воздух снова вернулся к нормальному состоянию, и хотя давить со всех сторон перестало, переломанные кости продолжили ныть и сильно болеть. – Ладно, пошли дальше, он усвоил урок, тем более, посмотри на него, это же новичок, только от Наставника.

-Смотри у меня, - первый инквизитор подошёл ближе и ткнул кулаком под нос, после чего оба развернулись и удалились в сторону большого здания.

Мир вокруг был тёмным и бледным. Всё пульсировало в глазах Воина. Он попытался подняться, но… Хватаясь за реальность, Он попытался закричать, но получился только хрип. Мир погружался в тьму… в мрачную, холодную тьму.



Он очнулся. Кровать была жесткой, но удобной, хотя вчера вечером, даже её жёсткость не помешала ему уснуть мёртвым сном. Да, дело с орками было довольно таки запутанным, но как и всего, у него был конец. Теперь все орки за решеткой, хоть их и отпустят в скором времени, так как кроме них некому учить воинским и магическим искусствам…

-Как ты себя чувствуешь? – спросила Лианель. Эта добрая девушка приютила его в храме, в одной из келий.

-Спасибо Лиан, уже лучше, - он потёр бок, рёбра всё ещё болели, даже после того как жрица света наложила на раны руки. Кости сростались плохо, это было магическое повреждение, а против него даже свет бессилен.

-И что же ты теперь собираешься делать?

-Я хотел пойти к начальнику охраны, может он меня чего-нибудь попросит ещё сделать… а потом надо будет поквитаться с этими инквизиторами.

-Да не лезь ты к ним, опять покалечат, я тебя больше не выхожу, и так сил почти не осталось… Тем более, как ты собираешься что-то с ними делать? Они же вторые после Посланников.

-Не знаю… - воин задумался. И вправду, а что Он может сделать с мощной организацией, которая держит в терроре всех и вся в Хаддане? – Я знаю что я могу сделать, - внезапно заявил он, - Стану одним из них, точно!

-Не спеши ты так, - попыталась умерить его пыл Лианель. Она рассеянно смотрела как воин натягивал недавно купленные доспехи. – Скажи хотя бы как тебя зовут, а-то живёшь у меня уже который день, а я к тебе, всё ты, да воин…

-Меня зовут Ста… - он осёкся. Нет, так его звали раньше… - Томас, меня зовут Томас Де Торкевада.

Звеня доспехами, он вышел на улицу. Сегодня была пятница, день съезда фермеров. Главная площадь так и ломилась от свежих овощей и фруктов. Фермеры со всех окрестностей приезжали сюда со своим урожаем. И, разумеется, в гостинице было не протолкнуться. Как хорошо, что добрая Лианель приютила его в этой, пусть и тесной, но удобной келье.

Быстрым шагом пройдя по Главной площади, подмигнув какой-то красивой эльфийке, Он направился на площадь правосудия. Пробежав мимо виселицы, с которой так и не сняли несчастных, Он обогнул тюрьму и устремился прямо к Цитадели Инквизиции.

Привратники бросили на юного воина такой взгляд, как будто хотели сжечь его, сожрать, или просто распотрошить. В городе сказали, что их держат тут насильно, потому что сами инквизиторы всё время находятся в городе, следят за порядком…

И случилось нечто. То ли это был счастливый случай, то ли наоборот, одним словом – случилось. Едва он переступил порог, как большой холл озарился красками. Кто-то кричал, размахивая оружием, кто-то бормотал волшебные слова, призывая к силам Богов. Томас краем глаза увидел бегущего человека. Он кричал охранникам, чтоб те поскорее вооружались, потому что случилось восстание.

И Томас узнал его. Это был голос одного из обидчиков, что в его первую ночь чуть не погубили юного воина. Не тратя время на раздумья, он обнажил меч и со всего размаха ткнул им за собой. Раздался протяжный вой и бульканье. Глаза Томаса налились кровью, он был в ярости, пьянённый первым сражённым инквизитором. Выдернув оружие из груди, он занёс его снова. Бедняга поднял руку, моля о пощаде, но холодная сталь рассекла горло, и тело упало на землю.

Тем временем крики и шум в глубине цитадели не умолкали. Лязганье стали и взрывы огненных шаров, хлопки молний и хруст костей… Всё это заполнило ещё вчера тихое строение. По винтовой лестнице ссыпалось несколько человек. Я не случайно сказал «ссыпалось», как будто из их мышц вынули все кости и поместили как попало по организму. Эта грохочущая масса издавала нечеловеческие вопли и бранилась.

Почувствовав вкус битвы, Томас перехватил меч и ринулся вверх, перепрыгивая через валяющиеся тут и там тела. Оказалось, инквизиторов было гораздо больше, чем обычно выходило на улицы, но сейчас почти все лежали на каменном полу, истекая густой красной кровью.
На самом верхнем ярусе, прямо перед выходом с лестницы лежал труп… когда-то человека. Теперь это больше походило на фарш, в который, вдобавок. Какой-то шутник засунул взрывное заклятье. Все стены были в крови и даже потолок. Кровь текла по лестнице, словно водопад, подпрыгивая на ступеньках, перекатываясь и завихряясь на пролётных площадках и, наконец, сливалась в одну большую лужу на первом этаже.

В холле на верхнем этаже шла битва. Странные воина одетые в какие-то зеленоватые доспехи отчаянно рубились с инквизиторами, носившими фиолетовые рясы. Холл был большим, хотя потолок тяжело нависал прямо над головой, это был, скорее мансардный этаж, чем жилое помещенье. Около больших окон стояли письменные столы, покрытые использованным пергаментом. Сейчас, большинство бумаг были заляпаны чернилами, или кровью.

Хотя нападающих было больше, инквизиторы теснили их к стене. Незримая сила окружала их, она мешала сражаться рыцарям, она отбивала удары, направленные в самые незащищённые места инквизиторского доспеха. И она атаковала в ответ. Рыцари отбивались от воздуха, но получали тумаки, хмурились, пытаясь сдержаться и не закричать.

Томас понял, что дело дурно пахнет. Инквизиторы не видели как он вошёл в холл, как медленными уверенными шагами подошёл к нам вплотную. И ни один из них даже не увидел взмаха меча, который прервал жизнь стоящего в середине – самого высокого. Незримый барьер ослаб, позволяя воинам сделать шаг вперёд и дотянуться до отвратительных блюстителей закона.
-Как твоё имя, воин, - спросил один из рыцарей, снимая с себя шлем.

-Томас де Торкевада, - ответил тот незамедлительно. Он вытирал кровь с помятого при схватке панциря. – А я с кем имею честь?

-Я Солдер, - он протянул руку и Томас ответил ему крепким пожатием.

-А… - начал было Томас, но Солдер перебил его.

-Я уже давно гоняюсь за этой шайкой. Они как одержимые… только и знали, что пинать несчастных людей и наживать на них бешеные деньги. Они держали в страхе весь этот мир… а я не люблю когда так поступают, потому и собрал партию отчаявшихся воинов. Они все как на подбор – сильные, могучие… Мы всё ждали, когда же ослабнет их чуткость. И это случилось, как ты видишь, мы живы, они – не совсем.

В это время остальные воины начали убирать трупы. Те, что были убиты оружием просто выкидывали в окна, ну а то что осталось от встретившихся с магией, заворачивали в роскошные ковры, висевшие на стенах и посылали вслед обычным трупам. Прошло ещё несколько минут, и на полу не было ни следа крови, хотя с первым этажом возникли определённые сложности.

-Ты можешь мне не верить, но теперь мы, моя команда – будем новыми инквизиторами. А эту горстку хамов и нахалов даже организацией-то назвать сложно. У них не было ни главы, ни распределения должностей. Так, ходи и бей всех кто подвернулся под руку, - он расхаживал по комнате и рассказывал ещё долго. А потом внезапно обернулся, обращаясь к Томасу, - А ты, паренёк мне нравишься, напористый, живучий… Да, не делай таких глаз, я видел, как тебя калечили эти негодяи, но ничего сделать не мог. Так вот, я готов взять тебя в команду. Будешь у меня вторым замом.

-Так, - обернулся он к своей команде, - вы закончили? Отлично, всем два часа на отдых, после чего всем бегом наводить порядок в библиотеке. Томас, ты иди на склад, посмотри, что тут есть, ни стухло ли чего из еды, много ли брёвен, досок и прочего барахла. Ну а потом, садись за книги, ребята как раз должны успеть. Будешь изучать законы древних, пока будем работать по ним, ну а когда всё устаканится, перепишем по ситуации. Всё, вперёд, всем за дело!



Через два дня меня отправили на первое серьёзное задание. По сути дела – ничего сложного, какой-то маньяк орудовал на территории близлежащих окрестностей, убивал молодых ещё, совсем зелёных воинов, а девушек ловил и торговал. Его много раз видели за преступлениями, но он платил солидные деньги старой инквизиции и ежемесячно доставлял невольниц. Однако в рядах той недоорганизации оказался приличный человек, который скрупулёзно записывал всё, что было связано с этим маньяком. И теперь мы направлялись к нему домой, чтобы поставить жирную точку в этом деле.

Жил он на самой окраине Старограда, поэтому пришлось брать в аренду лошадей у бара. Через несколько часов тряски в седле, мы достигли дома, этого человека. Он не скрывался, нет, но у него были какие-то свои каналы связи в этом городе и поэтому, когда горстка из десяти инквизиторов подкатила к небольшому поместью, оно уже было окружено плотным частоколом копий наёмников.

Надо сказать, что последние два дня я не сидел сложа руки. Почти всё время я прибывал в библиотеке, вычитывая древние постулаты, законы и, разумеется, изучая магию инквизиции. Эти несчастные даже не подозревали, какая сила была дана им свыше. Сами Посланники Богов зачаровали фиолетовые плащи и теперь, носившие их получали практические божественные способности.

Тайные заклинания, для которых была выделена целый стеллаж библиотеки, наполнили мою голову легко и непринуждённо, как будто я их всегда знал всю жизнь, просто никак не мог вспомнить. Эти чары могла заставить человека слабого духом плясать под твою дудочку, словно марионетку, а могли просто отобрать жизнь, перерезав ниточку связи тела человека и его души.
Потому мы не спешили. Десять инквизиторов гордо сидели на сильных лошадях, которые, поднимая столбы пыли, мчались прямо на острые пики. Они уже были не лишь сильными воинами, но и воителями правосудия, вооружёнными силами стали и древней магии.

Мы спешились. Не как обычные люди спрыгивали с лошадей, нет. Просто растворились в воздухе, вместе с нашим транспортом, а потом появились за три-четыре метра перед пиками, а лошади тем временем перенеслись на задний дворик, где теперь мирно щипали травку.

Ошалелые от такого поворота наёмники отшатнулись, но, надо отдать им должное, не дрогнули.
-Именем Верховного Инквизитора Солджера я приказываю вам убираться подобру-поздорову, - Сказал я, вынимая из ножен новенький меч. – Мы не хотим причинять вам вред, но если вы не согласитесь уйти, нам придётся применить силу.

Строй молчал, но я-то слышал их мысли. Они боялись, очень, но данное обещанье и заплаченные вперёд солидные деньги заставляли их стоять. Небо наливалось свинцом. Сэм, стоявший рядом собирал силы. И когда тень огромной чёрной тучи, появившейся из неоткуда на ярко-голубом, чистом небе, строй, наконец, дрогнул.

Мы не делали ничего, внешне. Но я видел, как глаза наёмников заполняются ужасом, как начинают дрожать коленки, как мысли в голове кричат, пытаясь заставить окаменевшее тело двигаться. Добрая половина их бравого отряда, сверкая пятками скрылась в лесу, некоторые, самые слабые духом плюхнулись в обморок прямо здесь.

Но были и такие, кто отказался бежать. Ветераны, храбрые, бывалые наёмники, они не слышали голоса разума, они не слушали голоса разума, они лишь подчинялись чувствам тела. Я положил тяжёлый меч на плечо и направился вперёд, давая остальным понять, что я справлюсь без их помощи.

Удивление и восхищение вызывали эти люди. Их было около двадцати, они выставили перед собой щиты, и ощетинились копьями, встали спиной к спине, говори потом об отсутствии солидарности у этой профессии. Но когда меч взлетел и опустился, ломая разом три прошитых сталью копья, а на подъёме расколов щит, даже на их лицах появился страх. Взывая к их благоразумию, я вкладывал им в головы мысли о бегстве, об отступлении. И ещё пятеро поддались.

Но с остальными пришлось тяжко. Они не поддавались заклинаниям мозгового контроля, они ловко уворачивались от сложных ударов, финтами выбивали у нас оружие и даже пытались наносить удары, которые, правда, не приносили много вреда. Тогда пришло время Сэма атаковать. Глад и молнии сорвались с неба, дождь захлестал по лицу, заливая глаза, рот и уши. Ветер буквально сорвал с оставшихся наёмников броню, вырвал у них оружие, ну а молнии и град покончили с сопротивлением.

Пятнадцать трупов лежали друг возле друга, обожженные молнией и избитые громом… Мы переступили через порог и вошли в дом. Внутри оказалось несколько наёмных магов.
Когда мы закончили, от дома остался гигантский котлован. Земная кора треснула, выпуская наружи неистовый жар преисподней. Обступив этот разлом, мы долго не могли понять, что же с ним делать, пока не пришла шальная мысль, за которую однажды всем придётся поплатиться, но пока другого выбора не было. Мы запечатали проход порталом, убили всех тварей, что успели оттуда вырваться и закинули это место в самый отдалённый закуток окрестностей.

С этого дня, все и каждый из нас поклялись никогда больше не использовать эти заклинания против жителей Хаддана или ближайших миров. Они были способны даже убить бога, пусть маленького, но всё же бога.

Прошёл месяц, Хаддан становился всё спокойнее. Стало меньше преступлений, и жить становилось скучно. Я проводил целые дни в библиотеке, выискивая всё более тайные знания, пытаясь докопаться до оснований… Но вот, внезапно, в один пасмурный вечер, ко мне пришёл Солдер.

-Привет тебе, Томас, - он ковырнул ногой пол и, словно стесняясь, сел на небольшую тумбочку. – Я тут, вот что хотел тебе сказать… пора мне, Томас, двигаться дальше. И, вот что я скажу. Пока, среди этих вояк только ты настолько глубоко проникся духом правосудия, потому вручаю тебе узду правления. А ты уж делай что хочешь. Хочешь – назначай другого, это уже твоё дело. А я больше здесь не задерживаюсь.

Он не дал мне сказать ни слова. Просто заставил мой рот молчать. Я пытался пробиться в его голову, но не получилось, всё же он был намного сильнее меня. А он медленно, не спеша, снял с себя плащ (не такой как у обычных инквизиторов, в его центре был вышит меч, от конца лезвия которого во все стороны расходятся яркие молнии, которые были словно живые), и прикрепил к моему доспеху, прямо возле шеи.

С тех пор я его не видел много лет. Но буквально через неделю, я передал права Главы Инквизиции, очень толковому пареньку Амофору, правда и его правление было недолгим. Его свергли, за злоупотребление служебными полномочиями. Тогда эту вакантную на то время должность заняла девушка, тогда единственная среди инквизиторов – Плутовка. Но и она не продержалась даже месяца.

Зато потом пришёл Сэм, и это время потом прозвали Золотой век инквизиции. Потому что тогда всё было тихо и спокойно. Количество преступлений хоть и росло, но намного медленнее, и то, они были не слишком опасными. То, что удавалось пресекать – мы пресекали, а то, с чем справится не удалось – брали на заметку и в дальнейшем разбирались. А я наблюдал и помогал… помогал и наблюдал.

Но белое поле шахматной доски жизни сменилось большой чёрной клеткой. Наступили странные дни, когда в мир проникло странное создание, по имени Кнопах. Это событие ознаменовалось кризисом инквизиции. Сэма свергли с верхушки, ну а я, привязавшись, последовал за ним, как и большая часть клана. Но мы не долго оставались не у дел.

В скором времени я собрал денег и купил клановый дом, где и нашли прибежище большинство беглых инквизиторов. Мы решили назваться «Отвергнутыми Стражами» и помогали Хаддановцам отбиться от орд нечисти и болотного монстра с ними во главе. За инквизицией я следил лишь краем глаза, но это был мой родной клан. Я настолько сросся с законом, что даже сняв плащ, мог уничтожить человека, не поднимая руки, но, памятуя старую клятву, не пользовался силами, ибо помнил о последствиях.

Но всему приходит конец. Так, война с нечистью окончилась нашей победой. Силой всех жителей Хаддана, восставших против монстра, мы смогли его одолеть, правда, понеся огромные потери… И тогда народ заговорил о старой инквизиции, когда каждый человек мог надеяться за защиту, когда все знали, что обман и мошенничество наказуемы.

И тогда вернулся Сэм. И мы вернули почти всех старых инквизиторов на их законные места. Ну а потом наступило затишье. Многие годы мы жили не думая о завтрашнем дне, только потому, что в этом мире не происходило ничего необычного. Мы жили в своё удовольствие.

И только потом вернулись они. Вернулись шакалы. Они толпами бегали по Старограду и его окрестностям и грабили всех, кто попадался им под руку. Тогда пришло время радикальных мер.
Я был старым волком в этих лесах, я знал почти все тропинки и закутки. Я купил себе полный комплект охотника и пошёл в окрестности. Отлов шакалов – дело не сложное. Обычно, побив десяток – другой егерей, или шахтёров, он короткими перебежками направлялся к городу, оставляя за собой чёткий след от тяжестей.

И, догоняя их, я карал. Я брал свой топор и раз и навсегда ставил точку на карьере этих шакалов. А потом Сэм пошёл мне на встречу, он отпустил меня из инквизиции, помог создать дочерний клан «Каратели». И я собрал могучих воинов, одержимых идеей отмщения шакалам и до сих пор мы с ними, плечо к плечу, караем. Их имена звучат просто: Джордисон, Сноудроп, Ботаник, Астикол и Риона.

И, наконец, случилось то, чего я боялся больше всего. Портал не выдержал напора тёмной энергии и дал брешь, открывая перед демонами и бесами дорожку в наш мир. Сами Посланники Богов спустились со своего столпа и наблюдали за тем, как бесы распространяются по Хаддану. А эти маленькие чертята крушили всё вокруг, устраивали беспорядки, калечили людей и зачем-то воровали ресурсы.

Но это были только семечки, то, что дремало на той стороне, было гораздо страшнее. Мы чувствовали его тяжёлое дыханье, астрал дрожал от каждого случайного кашля, нити реальности рвались, и люди просто пропадали. И я знал, кто был в этом виноват, но не было уже большинства из нас, из тех бравых ребят, что случайно открыли путь величайшему злу.
И на этот раз сильнейшим Хаддана вновь пришлось объединиться. Под командованием самого Маэлсторма, они пришли к порталу и долгое время пытались справиться с вырывающейся оттуда энергией.

Тогда я, старый вояка, призвал оставшихся в живых инквизиторов самой первой волны и мы потихоньку подобрались к месту около портала, который сами когда-то сюда перенесли. Дождавшись ударной команды, в которую входили: Дара, Не Ангел Ночи, Мил, Гоблин, Мелгон, Платеной Миша, Тар-Исса, и Даймаз.

Мы взялись за руки и перекрестили наши силы. Я специально принёс с собой наши старые плащи, которые долгие годы лежали в тайниках кланового дома «Отвергнутых Стражей». И вот, стоя в кустах, мы наблюдали за битвой и были битвой. Мы помогали Хаддановцам и мешали нежити. Мы связывали их отвратительные лапы тонкими незримыми нитями, давая нашим возможность подойти ближе к порталу.

Когда ритуал начался, мы направили энергию на портал, укрепляя его стены, потому что существо за ним заволновалось и стало биться о стены, оно стучалось во врата Ада. Портал трещал, его хрупкие стенки сотрясались, но мы держались, выигрывая секунду за секундой. И вот, наконец, вспышка ознаменовала конец мучениям!

Огненно-рыжая стена в арке портала мелькнул и погас, я надеюсь, навечно. Крики радости оглушили нас, Даймаз вскинул посох и запустил в небо красочные феерверки, и Хаддан гулял с неделю.

И вот я стою сейчас на холме и смотрю на засыпающий город. Тихо. Ветер обдувает седые волосы, которые когда-то были черны как смоль. Да и я уже не тот. Конечно, меня хватит на подвиг, может быть на два, но в один прекрасный день, я рассыплюсь в песок, перемолотый силой магии Святой Инквизиции, что живёт в каждом из нас. Так написано в предпоследней книге из библиотеки старой инквизиции. Я не прочитал только одну, кто знает, может быть в ней найдётся ответ на вопросы, или путь ко Вратам Возврата… а может быть вечная молодость?
Это моя история. Я поведал её для вас, чтобы вы учились на моих ошибках и не повторяли их. Сердцем я всегда с Инквизицией.

Орден ПегасаСила: Еретик, Разум: ВоинRussian Bear [24] Информация о персонаже Раса: Человек

Copyright © 2007 - 2020 OLD GUARD